″КУРИТЕ МЕНЬШЕ - НО ЛУЧШЕ И ДОЛЬШЕ. 
ПОРА СДЕЛАТЬ ИЗ ЭТОГО КУЛЬТ, ДАЖЕ ФИЛОСОФИЮ″

Зиновий Давыдов родился в 1906 году киевской семье торговца табаком.

Его полная приключениями жизнь была такой с юных лет — семье Давыдовых пришлось бежать из царской России еще до революции: в 1911 году полулегальная табачная лавка отца Зиновия стала местом явки революционеров, и у главы семейства появились проблемы с жандармерией. За шесть лет до взятия Зимнего дворца семья пятилетнего Зино переезжает в Женеву, где фамилию меняют на европейский лад. Отец Зиновия продолжает заниматься табачным бизнесом, приучая сына к мысли, что это — и его судьба.

Давидофф вспоминал, что в швейцарской лавке папы только один постоянный клиент дерзал не платить за сигары, а хозяин — не брать с него плату. Этим человеком был Владимир Ильич Ульянов.

Будучи постоянно окруженным крайне интересными людьми, Зино рос аристократично-грациозным, артистичным, он в совершенстве знал несколько языков. После школы юный Давидофф решает посмотреть мир. Без денег и связей он отправляется в морское путешествие через Атлантику.

По прибытию в Аргентину выясняется, что у Зино украли паспорт. Видя манеры и стиль общения Давидоффа, представители аргентинский властей приняли молодого человека за европейского дипломата и без промедлений выдали ему аргентинские документы. Так, совсем неожиданно Давидофф стал гражданином Аргентины.

Годами исследуя Аргентину и Бразилию, Зино вдохновенно посещал табачные плантации, заводы и хранилища. Откровением для него стала Куба — здесь он окончательно и бесповоротно влюбился в сигарный бизнес, врос в него, жил им. А в 1930-ом году, вернувшись в Швейцарию, Зино решил «пустить корни» — женился на дочери друзей семьи и вернулся в бизнес отца. Правда, дополнил лавку новыми отделами — с кубинским табаком и сигарами, вскоре прославившими его на весь мир.

Даже во время экономических спадов и Великой депрессии, лавка Давидоффа оставалась центром даже не европейской, а всемирной торговли кубинскими сигарами — их качество до сих пор остается непревзойденным. В период Второй Мировой войны кубинцы доверили Зино 100% европейских запасов своих сигар и табака, поэтому в 40-е годы любители гаванских сигар столкнулись с монополией Давидоффа. А после войны Давидоффу пришло в голову назвать кубинские сигары в честь знаменитых виноделен Франции в Бордо — "Chateau Haut-Brion”, “Chateau Lafite”, “Chateau Latour”, “Chateau Margaux” и “Chateau Yquem”, этим он подкупил многих утонченных курильщиков-европейцев, в их число вошел сам сэр Уинстон Черчилль.

Даже кубинская революция не смогла разрушить бизнес Зино — гаванские производители табака и сигар так полюбили Давидоффа, что нашли возможность сотрудничать с предпринимателем и дальше, и по собственной инициативе назвали новые виды сигар Davidoff No. 1, Davidoff No. 2. И все же после революции производство сигар пришлось перенести с Кубы в Домениканскую республику.

В конце шестидесятых Зино написал книгу о сигарах и табаке, она до сих пор является классическим трудом для знатоков.